Китай на пороге новой эры

07.03.2018
Раздел: Комментарии

Китай исчерпал возможности для развития с опорой на собственные силы. Дальнейшая экономическая экспансия требует концентрации ресурсов и власти.

5 марта в Пекине открылась первая сессия Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва. От мероприятия ожидают изменения конституции КНР. Сегодня глава КНР может находиться на своем посту два срока — 10 лет. Нынешний лидер Китая Си Цзиньпин провел на своем посту уже половину этого срока— 5 лет. Сессия должна отменить это ограничение, что даст принципиальную (правовую) возможность для пожизненного президентства Си Цзиньпина.

Течение сессии подтверждает ожидания. Ее открывал премьер Ли Кэцян, выступивший с речью, во многом посвященной Си Цзиньпину и будущей конституционной реформе. И хотя прямого предложения отменить ограничение срока для Си Цзиньпина не прозвучало, довольно очевидно, какой смысл вкладывался в слова о вступлении в новую эру и поддержке правителя «в мыслях, словах и делах».

Собственно, предпосылки к этому появились уже в прошлые годы. С некоторых пор все более заметны признаки культа личности Си – портреты, цитаты, все то, чего не было последние 35 лет.

Но главное – XIX съезд КПК одобрил включение положения об идеях председателя КНР Си Цзиньпина о новой эре социализма с китайской спецификой в обновленный устав партии. Это первый случай после Мао Цзэдуна, когда имя деятеля включено в основополагающий партийный документ при его жизни.

Теперь в идеологической базе компартии упоминаются три человека – Мао Цзэдун, архитектор китайских экономических реформ Дэн Сяопин и Си Цзиньпин. Это ставит последнего в особое положение, и логично было бы не ограничивать власть такого выдающегося руководителя формальными временными рамками. Более того, как было подмечено, например, руководителем Центра восточных исследований ВШЭ китаистом Алексеем Масловым, на XIX съезде КПК в 2017 году, не было названо ни одного преемника. Хотя теоретически молодые преемники – как минимум, два – должны были быть определены в этот период. Так что похоже, преемников не ожидается.

Все три лидера между Ден Сяопином и Си Цзиньпином были бы рады продлить свои полномочия, но у них не было на это возможностей. Баланс партийных кланов определял структуру власти в Китае. А кланы были заинтересованы в том, чтобы власть лидера была ограничена. Чем слабее власть лидера, тем сильнее власть кланов и наоборот. И ограничение по срокам – одно из самых эффективных ограничений.

Чтобы сейчас КНР пошли на снятие этого ограничения, кланы должны быть с этим согласны. Поскольку диктаторская власть лидера смертельно опасна для кланов, то согласиться на это они могут лишь в двух случаях: во-первых, если другого выхода нет, во-вторых, если выигрыш таков, что стоит рискнуть. Похоже, понимание того, что другого выхода нет, а выигрыш может быть велик, уже появилось.

Огромные экономические ресурсы Китая меняют его политическое положение. Китай получил возможность занять важнейшее место в мировой политической системе. А для этого необходима существенная концентрация власти. Зато выигрыш будет огромным, причем и политический, и экономический. Похоже, ради этого выигрыша элита Китая готова на риск возвращения к пожизненному лидерству.

Косвенным подтверждением этого служит то обстоятельство, что Ли Кэцян сделал в своей речи упор на такие положения из предложенной Си Цзиньпином программы, как укрепление границ, защита национальных интересов, интеграция Гонконга и Макао. То есть на вопросы усиления в соседних регионах.

Но что это будет означать для России?

В частных вопросах, например, в Центральной Азии, у нас могут возникнуть конфликты и противоречия. Но в среднесрочной перспективе мы будем скорее союзниками.

Проект «Один пояс один путь» не только даст России материальные выгоды за счет транзита китайских товаров, но принесет геополитические выгоды за счет изменения отношений Китая и США. Китай, вышедший на европейский рынок, будет существенно меньше зависеть от США, зато может усилиться обратная зависимость.

И в целом могущественный и политически активный Китай может стать хорошим союзником в борьбе с однополярным миром. Здесь главное не пропустить момент, когда мир снова станет однополярным, но с Китаем во главе. Но это уже долгосрочная перспектива.

Дмитрий Журавлев