Черное золото возможностей

07.03.2018
Раздел: Комментарии

Политолог Дмитрий Журавлев — о социальной ответственности нефтегазовых компаний

В кризисные 2015-2016 годы российские нефтегазовые компании не снизили объем социальных инвестиций. Некоторые из них, напротив, нарастили его, в том числе за счет расширения спектра финансируемых проектов. В феврале этого года глава республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров заявил, что республика полностью обеспечена качественной питьевой водой и, более того, готова поставлять ее в далекий Катар.

Ситуация качественно изменилась за три последних года. Жарким летом 2014 года личный блог главы Ингушетии был засыпан сообщениями. «Новый Курсаевский дом ввели, а воды в такую жару нет», — писал Заурбек Султыгов из Карабулака. «Курсаевский» считается одной из лучших новостроек в городе — есть все удобства, но с водой перебои.

Такая же проблема, по словам жителей города, наблюдалась и в других жилых массивах. Вообще проблема питьевой воды исторически была одной из самых острых в регионе. Еще летом прошлого года ее не хватало не только населению, но и детским садикам, школам и больницам. По данным СМИ, регулярные перебои с подачей воды испытывали порядка 20 городов и поселений Ингушетии.

Относительно скромный бюджет региона в 22-23 млрд рублей не позволял в нужных объемах выделять средства на ремонт инфраструктуры. Требовалась поддержка крупного бизнеса, и ее удалось найти у нефтяников — Ингушетия смогла решить проблему с питьевой водой благодаря компании «Роснефть». Первый транш в 300 млн рублей республика получила к концу 2016 года, а к концу 2017 года уже смогла завершить большую часть работ по ремонту сетей водоснабжения — построить 62 км водопроводов, 14 резервуаров и порядка 10 артезианских скважин.

Ингушетия — один из сотен примеров непосредственного участия бизнеса в улучшении жизни россиян. Прямые безвозмездные инвестиции от нефтяников получают ряд регионов Западной Сибири, Дальнего Востока и Поволжья, считающиеся вотчиной российской нефтедобычи.

Дочерние предприятия «Роснефти» нередко являются градообразующими, они берут на себя обязательства по благоустройству улиц, строительству мостов, больниц, детских садов, объектов электро- и теплоснабжения.

Речь не только о маленьких городах. К примеру, Нефтеюганск с населением в 126 тыс. человек — это на треть больше, чем в столице региона Ханты-Мансийске. Несколько лет назад в Нефтеюганск можно было попасть только на пароме или по ледовой переправе, но при участии компании в городе был наконец возведен мост через реку Обь.

С участием нефтяников строят не только мосты и больницы, но и целые жилые районы. C 2004 года «Роснефть» участвует в реализации программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья в Сахалинской области. На сегодня уже построено 24 жилых дома. Часть жилого фонда стала новым домом для сотен работников новой судоверфи «Звезда» на Дальнем Востоке. «Звезду» также финансирует «Роснефть», хотя сама судоверфь является для компании непрофильным активом.

В регионах присутствия нефтяники решают не только жизненно важные проблемы, но и активно строят новую социальную инфраструктуру. В том же Нефтеюганске «Роснефть» построила абсолютно бесплатный для жителей спортивный комплекс «Жемчужина Югры», а совсем недавно завершила вторую очередь ледовой арены «Туймазы» в Башкирии, вложив 500 млн рублей.

Весомая доля социальных инвестиций идет в отдаленные области Крайнего Севера. К примеру, именно благодаря разработке Ванкорского кластера в Красноярском крае жители маленькой Игарки получили собственный крупный аэропорт с пропускной способностью более 10 тыс. пассажиров в месяц. Перспективы в столь отдаленных регионах появляются не только у состоявшихся профессионалов, но и у их детей. Если всего несколько лет назад образование для жителей отдаленных поселений Северного Кавказа было недоступно, то с приходом «Роснефти» своими школами и детсадами обзавелись, к примеру, несколько сел Ингушетии и Дагестана. Здесь уже со школьной скамьи «Роснефть» старается прививать интерес к востребованным техническим специальностям на базе собственных «Роснефть-классов». На конец прошлого года их число уже перевалило за 110. Вместе со школами на деньги нефтяников строятся больницы и современные поликлиники, а в регионах Крайнего Севера — целая система реагирования для оказания неотложной медпомощи. Часть перспективных программ научных центров, работающих на уровне клиник Германии и США, финансируется из личных средств топ-менеджеров «Роснефти».

Наличие обширных нефтегазовых ресурсов часто служит основанием для критики со стороны зарубежных экспертов, которые утверждают, что высокая доля ТЭКа в инвестициях свидетельствует о сильной зависимости российской экономики от добычи нефти и газа. Но пример развития экономик таких «сырьевых придатков», как Норвегия или ОАЭ, говорит об обратном: там нефтегазовая отрасль стимулирует экономическое развитие и способствует повышению благосостояния населения. С учетом прогнозируемой для России стабильной нефтяной добычи, регионы и в дальнейшем смогут получать весомую поддержку для новых социальных проектов.

Автор — генеральный директор Института региональных проблем

По материалам газеты «Известия»