Кризис жанра

21.02.2018
Раздел: Комментарии

Вообще, коммунисты (точнее, те, что ровно 25 лет назад пришли на смену КПСС и назвали свою партию КПРФ) на этой неделе оказались в самой гуще событий. К ним было приковано особое внимание. Причем инфоповоды для этого представители КПРФ дают сами.

Так было и на этот раз: КПРФ решили провести пресс-конференцию, посвященную 25-летию со дня образования своей партии, в ТАСС (к слову, это один из самых дорогостоящих пресс-центров). Желание бессменного лидера коммунистов Геннадия Зюганова и его ближайших соратников сделать праздник, напомнить о себе и роли компартии в истории страны, в том числе в истории современной России.

Но сегодня становится очевидно, что в КПРФ наступил «кризис жанра». Старая гвардия не хочет оставлять позиций (хотя отставке Зюганова была бы рада львиная доля партийцев), молодая поросль еще слишком слаба и неопытна, чтобы дойти до самого верха в партийной иерархии. Раскол внутри КПРФ, невнятная политическая линия привели к тому, что на парламентских выборах 2016 года партия растратила свое превосходство перед своей ровесницей — ЛДПР, потеряла значительную часть депутатских мандатов.

А идущая президентская кампания и вовсе усугубляет ситуацию: выдвижение предпринимателя Павла Грудинина внесло еще больший раздрай в партийные ряды. Кроме того, региональные отделения одно за другим сетуют на отсутствие финансирования выборов (надежды Зюганова на деньги Грудинина не оправдались). Ко всему прочему тянущийся с января скандал из-за скрытых кандидатом от коммунистов заграничных счетах и имуществе. К такому повороту событий за 25 лет своего существования КПРФ подготовиться достойно не смогла.

С чем подошла КПРФ к своему 25-летнему юбилею, что ждет партию и нужен ли и когда уже у партии будет новый лидер — комментирует генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев:

«Партия подошла к своему юбилею, очевидно, социал-демократической по своей сути. Сохраняя название Компартия и выводя себя из советских традиций, это все-таки партия, призывающая не к революции, а партия, призывающая к эволюции, и я не думаю, что это ее плохая сторона. Для традиций КПСС все не так просто: революционность партии для тех (советских, — прим. ред.) коммунистов была принципиально важна. И здесь существует некоторое противоречие между внутренней и внешней позицией партии. Другой вопрос, что это противоречие объективное — глупо создавать партию, которая уйдет в подполье и будет готовиться к новому Октябрю. Вряд ли она будет политически эффективна в современной России.

Сегодня КПРФ — это сильная партия, что очевидно, это вторая партия в стране, несмотря на то, что она очень много потеряла и на парламентских выборах в 2016 году, и после на губернаторских выборах, по сравнению с которыми даже парламентские выборы были большим успехом. Партия оказалась внутри своих противоречий. Подумайте, почему КРПФ так сильна была в 90-е годы? Она была точкой сбора недовольных, а сейчас точкой сбора недовольных являются и Навальный, и Левый фронт и многие другие.

У КПРФ существует проблема идеологии: что такое КПРФ — это социал-демократы или революционеры? Безапелляционные борцы с властью по любому поводу, или партия, находящаяся на критической позиции, но в диалоге с властью? Вот где проблема. И к ней добавляется проблема лидерского застоя. Да, дело в том числе и в фигуре Зюганова: открываешь — а там Брежнев, открываешь — а там Зюганов. Если бы партия шла от успеха к успеху, кому было бы интересно, сколько лет во главе ее находится Зюганов. А успеха-то нет, и быть не может. Единственный успех, которого от них ждут — смена системы, но делать этого они не собираются.

Есть ли у Павла Грудинина возглавить КПРФ — зависит от его процентов на выборах. Если он получит меньше, чем партия на парламентских выборах в 2016 году, то его никто не увидит во главе КРПФ. Если он получит столько же, то это будет вопрос большой сложной игры, в которой, на мой взгляд, Грудниин проиграет — все аппаратные рычаги в руках Зюганова. Третий вариант, если он получит сильно больше партии: тогда он сможет стать точкой кристаллизации для тех, кто считает, что нужно менять лидера. Для Зюганова сегодня существует очень большое противоречие: если Грудинин получит мало, для Зюганова он не будет опасен, но тогда опасными будут те, из-за кого он Грудинина выдвинул. Зюганову нужна золотая середина — он же выдвигал Грудинина, и он несет за это политическую ответственность.

Что касается объединения партий социалистического толка, то КПРФ, конечно, может объединиться с другими, но при условии, что она останется во главе. С кем-то они в любом случае не смогут объединиться, например, с Коммунистами России. КПРФ может стать лидером некой объединенной партии, но это будет социал-демократическая партия, и по большому счету, не изменится ничего. Как быть коммунистами по названию, социал-демократами по сути и при этом опираться на протестный электорат — это противоречие, которое никто не сможет преодолеть из нынешних коммунистов».

По материалам «ФедералПресс»