Бюджетные кредиты регионам закончились – что дальше?

06.10.2017
Раздел: Публикации

Ситуация с региональными финансами приобретает критический характер. Эта форма поддержки себя практически исчерпала.

Бюджетные кредиты регионам, то есть финансовые ресурсы, предоставляемые регионам из федерального бюджета сверх дотаций и трансфертов, — одна из действенных форм поддержки региональной экономики. В условиях санкций они были одним из немногих источников получения регионами длинных и относительно недорогих денег. Они шли, прежде всего, на покрытие дефицитов, характерных для большинства бюджетов российских регионов, и для погашения долгов коммерческим банкам, за счет кредитов которых затыкались дыры в региональных бюджетах ранее.

С каждым годом объемы бюджетных кредитов росли. В результате уже сами бюджетные кредиты стали бременем на плечах региональных бюджетов. Как заявил Президент России Владимир Путин в своем выступлении на президиуме Госсовета в Ульяновске, 31% собственных доходов регионов идет на погашение кредитов. Возникает кредитная ловушка: для возврата кредитов нужно наращивать налогооблагаемую базу, т.е. развивать экономику, но на это нет денег, т.к. они уходят на оплату процентов по кредитам.

В Москве проблему осознали и приняли меры к исправлению ситуации. С одной стороны правительство фактически отказывается от практики выдачи таких кредитов. В проекте бюджета на 2018–2020 годы не запланировано предоставление регионам бюджетных кредитов, кроме тех, сумма которых составляет 1–2 млрд руб. ежегодно и которые формируются за счет целевых иностранных займов от международных институтов развития. Регионы будут только возвращать в федеральный бюджет кредиты, полученные ранее: в 2018 году объем возвратов составит 37 млрд руб., в последующие два года – по 74 млрд руб. ежегодно.

Но просто перестать давать новые кредиты – это еще не решение проблемы, нужно же что-то сделать с уже выданными ранее. Поэтому президентом была предложена программа реструктуризации бюджетной задолженности регионов. В рамках этой программы регионы получают возможность ее льготного погашения. «В первые два года действия программы договорились заложить максимальные льготные условия, регионам нужно будет выплачивать всего по 5% долга ежегодно», — отметил Путин в своем выступлении.

По его мнению, такой график позволит субъектам РФ только в ближайшие два года высвободить в общей сложности 428 млрд рублей. «Что это значит? Разница между действующим графиком погашения бюджетных кредитов и предлагаемым графиком программы реструктуризации составит в 2018 году 250,5 млрд рублей и в 2019 году — 177,5 млрд рублей», — подчеркнул глава государства.

Для примера он привел несколько областей: «Для Калужской области это будет означать, что в 2018-2019 годах вы сможете высвободить дополнительно 15,7 млрд рублей, для Смоленской области – 12 млрд рублей, для Краснодарского края – 10,7 млрд рублей, для Ульяновской области – 3,8 млрд рублей».

Таким образом и проблема кредитов решается, и у регионов появляются средства на развитие. Более того для регионов, сумевших эффективно воспользоваться этими средствами и повышающих налогооблагаемую базу, предлагаются дополнительные льготы при реструктуризации. В частности, для них предусматривается возможность продления программы реструктуризации до 12 лет.

Казалось бы, что проблема может быть эффективно решена. И, судя по восторженным отзывам губернаторов на президентскую инициативу, так оно и будет. Но что-то мешает обрадоваться и успокоится.

Во-первых, это слово «реструктуризация». Напомним его значение. Реструктуризация долга – мера, применяемая в отношении заемщиков, которые находятся в состоянии дефолта, т. е. не способны обслуживать свой долг. Иными словам, предлагая реструктуризацию, мы тем самым косвенно признаем дефолт регионов?

Но дело даже не в слове: слово в данном случае отражает глубину и масштаб проблемы бюджетного дефицита регионов. Но причина этого дефицита не в бюджетных кредитах. Скорее наоборот, это было лекарство от бюджетного дефицита. Просто, как часто бывает с лекарствами, переусердствовали в его применении, и в больших дозах оно превратилось в яд. А теперь мы боремся с последствиями лекарственного отравления.

Хорошо, если предложения президента будут реализованы. Это необходимо, но не достаточно. Нужно бороться с причинами болезни. А причины, на наш взгляд, состоят в несоответствии обязательств, возложенных на региональные власти и которые должны финансироваться за счет региональных бюджетов, и той доли налогов, которая в эти бюджеты поступает. Пока доходы бюджета будут заведомо меньше необходимых региону расходов, дефицит бюджета все время будет воспроизводиться. Для решения проблемы нужно перераспределить налоговые поступления между федерацией и регионом. Для этого нужно менять законодательство. А готов ли центр к этому?

Дмитрий Журавлев