Мнение: агрессия Грузии против Южной Осетии создала непреодолимую преграду

08.08.2017
Восьмого августа 2008 года грузинские войска атаковали Республику Южная Осетия. Россия в ответ начала операцию по принуждению Грузии к миру. События девятилетней давности в эфире радио Sputnik прокомментировал политолог Дмитрий Журавлев.

В ночь на 8 августа 2008 года Грузия начала военную операцию «Чистое поле» с целью уничтожения независимой Республики Южная Осетия (после захвата Южной Осетии планировалась наступательная операция против Абхазии). Грузинские войска подвергли массированному артиллерийскому обстрелу столицу Южной Осетии Цхинвал и позиции российских миротворцев, после чего на южноосетинскую территорию вошли части грузинского спецназа и танки.

Днем 8 августа президент России принял решение о начале операции по принуждению Грузии к миру. Она продлилась до 12 августа. Ее итогом стало подписание четырехстороннего мирного соглашения и признание Москвой республик Южная Осетия и Абхазия самостоятельными государствами. После чего Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией.

Генеральный директор Института региональных проблем, кандидат политических наук Дмитрий Журавлев в эфире радио Sputnik высказал мнение, что тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили побудила к агрессивным действиям уверенность, что эти действия будут не только словесно, но и на практике поддержаны Соединенными Штатами.

 «У грузинской стороны в тот момент была иллюзия всемогущества, связанная с тем, что их поддерживали США. Такое детсадовское ощущение: Америка — самая сильная, она нас поддерживает, значит, и мы — сильнее всех. Но с самого начала (в ходе конфликта) все пошло не так. А осознание совершенной ошибки, думаю, пришло к Тбилиси только со сменой власти (в Грузии в результате выборов 2013 года. — Прим. ред.)», — сказал Дмитрий Журавлев.

Он отметил, что агрессия Грузии стала тем рубежом, после которого возвращение Южной Осетии и Абхазии в состав грузинского государства стало невозможным.

«Очень важно отметить, что Россия признала их независимость только после конфликта. До конфликта еще был шанс найти какую-то форму взаимодействия с Грузией. Шанс очень небольшой, но он был. После конфликта пролитая кровь стала уже непреодолимой преградой», — уверен Дмитрий Журавлев.

Источник: Радио «Спутник»