ЕС: от великих успехов к системным кризисам

24.03.2017
Раздел: Публикации

25 марта в Риме пройдет саммит государств – членов ЕС, посвященный 60-летию римских соглашений, которые заложили основы Европейского экономического сообщества.

Создание ЕС – это величайшее экономическое, политическое и, возможно, цивилизационное событие второй половины XX века. Впервые в истории было создано объединение, которое стало не просто переговорной площадкой, а функционировало как единый экономический организм. Благодаря новому сообществу страны западной Европы, разоренные Второй мировой войной, смогли преодолеть экономические трудности и обеспечить своим гражданам высокий уровень жизни.

Напомним, что после 1945 года уровень жизни в западной Европе был настолько низок, что всерьез рассматривался вопрос о посылке французских «гастарбайтеров» на советские шахты. Однако с течением времени Европа превратилась в один из экономических, а затем и политических центров мира, появилась надежда серьезного цивилизационного прорыва – преобразование Европы в единую целостную общность.
Но сохранилась ли эта надежда в текущих условиях?

На протяжении 60 лет Европейский союз поступательно развивался. А потом что-то случилось. ЕС начали сотрясать кризисы, произошел политический сбой. Сначала Франция, потом Нидерланды отказались ратифицировать Европейскую конституцию, испугавшись превращения Европы из сообщества в государство. Затем начались долговые кризисы. Самым острым был греческий, но похожие процессы наблюдались и в Португалии, и в Испании, и даже в Италии. Сегодня в европейском обществе популярна тема выхода из ЕС, и евроскептики уверенно набирают очки. В конце концов, из ЕС вышла Великобритания.

Конечно, европейский проект остается значимым фактором, но кризис единой Европы налицо. Почему то, что давало одни выигрыши всем участникам, демонстрирует столь печальные результаты?

Европейский союз возник как общий рынок, исключительно как экономическое сообщество. Идея создания единого европейского экономического пространства зародилась в 1951 году, когда в Париже был подписан договор об учреждении Европейского объединения угля и стали, способствовавший скорейшему восстановлению экономики пострадавших во время Второй мировой войны стран, в том числе и Германии. Затем, в 1957 году, Римским договором были заложены основы Европейского экономического сообщества. Цели ЕЭС – обеспечить гармоничное экономическое развитие, неуклонный, сбалансированный и стабильный экономический рост, ускоренное повышение уровня жизни и укрепление связей между объединившимися государствами. Решающее средство достижения этих целей – создание общего рынка и реализация четырех свобод, обеспечивающих его формирование и функционирование: свобода движения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы. Такая исключительно экономическая направленность была неслучайна. Вторая половина 40-х – 80-е года XX века были периодом двуполярного мира, когда любые значимые политические события на планете определялись позицией сверхдержав – США и СССР. Европа была обречена на экономическое объединение.

Но в этой слабости оказалась главная сила нового объединения. Союз гарантировал невозможность использования внеэкономических методов в конкурентной борьбе и невозможность превратить его в инструмент подчинения одних членов союза другим. Более того, сверхдержавы гарантировали суверенитет стран-участников. То есть политическая слабость гарантировала равноправие участников союза. Он мог полностью сосредоточиться на экономическом взаимодействии и стал эффективно организованной системой.

Более того, именно союз слабостей снял самое главное противоречие Европы – противоречие между Францией и Германией. Франция могла более не опасаться Германии как военного противника. Наоборот, возникала парадоксальная, но очень выгодная для европейской интеграции ситуация, когда усиление интеграции не ослабляло, а усиливало суверенитет стран-участников. Особенно отчетливо это видно по Франции и Германии.

Франция, особенно при де Голле боровшаяся за свою политическую субъектность, начала обретать ее благодаря экономическим успехам, которые давала европейская интеграция, и благодаря тому, что она получала возможность говорить от имени Европы.

Для Германии же новый союз был просто подарком судьбы. В рамках общеевропейского развития немцам, развязавшим войну, был предоставлен шанс восстановить экономику своей страны. И Германия воспользовалась им с удивительным энтузиазмом. Результат – экономическое чудо, до сих пор вызывающее восхищение во всем мире. Возможным оно стало только благодаря тому, что экономика Германии была тесно связана с экономикой других европейских стран. Для ФРГ Парижский договор, обеспечивавший всем равные права доступа к важному сырью, был особенно выгоден еще и потому, что со вступлением его в силу британское оккупационное право переставало действовать в Рурской области, располагавшей обширными залежами угля. Одновременно отменялись и другие санкции, введенные державами-победительницами после Второй мировой войны.

Так что союз политических слабостей в условиях двуполярного мира гарантировал динамичное экономическое развитие ЕЭС.

Но возможности такого развития к концу 80-х были исчерпаны. С одной стороны, углубление экономического сотрудничества требовало передачи части национального суверенитета наднациональным институтам. Например, введя евро, необходимо было решить проблему эмиссионного центра. В результате для решения задач экономического развития союз должен был из экономического превращаться в политико-административный. ЕЭС превращался в ЕС. Для этого изменялась роль институтов союза: усиливалась роль Еврокомиссии, появлялся Европарламент и так далее. Но это изменение сущности возрождало те противоречия, которых союз был лишен, пока был чисто экономическим. В результате в 2005 году Европейская конституция не была ратифицирована Францией и Нидерландами. Конституция была отклонена, Европейский союз оказался в институциональном тупике. Чтобы двигаться дальше, было необходимо серьезно упростить структуру коллективных органов, принципы и порядок их работы, сделать их деятельность более понятной и прозрачной. На решение этой двуединой задачи был направлен Лиссабонский договор.

Он меняет задачи ЕС. Принципы, рассматривавшиеся ранее как декларативные: защита граждан ЕС по всему миру, экономическое, социальное и территориальное единство, культурное многообразие и др., – наряду с социальными целями, становятся основополагающими задачами политики ЕС. Среди задач ЕС также фигурирует создание «внутреннего рынка» и достижение ряда целей: полная занятость, социальный прогресс, высокий уровень защиты окружающей среды, борьба против дискриминации, социальная справедливость, защита прав детей и т. д. ЕС, несмотря на отказ от конституции, все более и более превращается в конфедеративное (пока) государство.

По мнению сторонников интеграции, договор о реформе закрепил баланс между целями и интересами стран – членов ЕС, придав последнему статус «сверхдержавы».

Но государство – система иерархическая, в нем всегда есть центр и периферия. Причем в центре оказывается самый сильный. Самой сильной в ЕС оказалась Германия. Такая система не предусматривает фактического равноправия, а следовательно, и реального баланса интересов. Главными стали интересы Германии, а ее подходы – эталонными. В результате возникает противоречие между Германией и другими странами. ЕС в экономическом смысле – это огромный рынок по продаже немецких товаров другим странам ЕС в ущерб их собственному производству. Но такая экономическая система неустойчива, рано или поздно у покупателей возникнет вопрос, где взять деньги на немецкие товары, если сами они производят все меньше и меньше.

Первыми эту проблему ощутили самые маленькие экономики: Греция, Португалия, – но в конце концов с ней столкнутся все. И болезненнее всего ситуацию чувствуют крупные развитые экономики, такие как Великобритания, которая вступала в ЕС для получения рынков для своих товаров, а не чтобы стать рынком немецких. Разрешения данного противоречия в рамках сегодняшний системы нет, так как при паритетном обмене ЕС для Германии теряет смысл, а без паритетного обмена кризисы неизбежны. Так что экономически ЕС менее устойчив, чем ЕЭС, и избавиться от кризисов он уже не сможет.

С другой стороны, политическая ситуация для ЕС также изменилась. Двуполярный мир исчез. США в одиночку не справляются с мировой гегемонией. Поэтому американцам сегодня нужен не равноправный союз слабостей, а региональный лидер, через которого они могут контролировать континент. Такой державой и стала Германия. А Европа превратилась в феодальное государство с германской империей в центре и государствами-вассалами на периферии. Но сюзерена не любят, политическая структура Европы еще более неустойчивая, чем экономическая: противоречие лежит между формальным национальным суверенитетом и фактическим контролем Германии над континентом. Любой политик вынужден решать вопрос, стоит ли оставаться вассалом Германии.

Так что уникальная конструкция ЕЭС, позволявшая учитывать интересы всех и тем самым дававшая основу для экономического чуда, с усилением интеграции и разрушением двуполярного мира естественным образом исчезла, а новый ЕС превратился в просто «объединенные штаты Европы». Став политическим проектом, союз потерял баланс интересов, превратившись в неустойчивую, медлительную бюрократическую конструкцию, чреватую перманентным кризисом.

Так что новый саммит в Риме будет посвящен блестящему прошлому, противоречивому настоящему и смутному будущему. Этот опыт нужно учитывать всем: политическая интеграция, если ее бездумно форсировать, может разрушить интеграционный проект.

Дмитрий Журавлев,
директор Института региональных проблем