Парламентские выборы в Абхазии: борьба команд, а не идеологий

14.03.2017
Раздел: Комментарии

12 марта в Абхазии прошел первый тур парламентских выборов. На 37 мандатов выдвинуты 135 кандидатов. У этих выборов есть две существенные особенности.

Во-первых, от политических партий выдвинуто всего 25 кандидатов: от партий «Форум народного единства Абхазии» – шесть человек, «Амцахара» – семь человек, «Аинар» – восемь человек и «Народный фронт за справедливость и развитие» – четыре человека, шесть из десяти партий кандидатов не выдвигали вовсе. Большая часть кандидатов – 110 – выдвинуто от инициативных групп граждан.

Это с одной стороны означает, что партийная система в Абхазии слаба, и останется столь же слабой и после выборов. А ведь именно парламентские выборы всегда работали на усиление партийной системы. С другой стороны, значительная часть депутатов, прошедших в парламент, не будет связано партийной дисциплиной и формирование фракций в парламенте пойдет по какому-то другому принципу. Что, по мнению некоторых экспертов, усилит эгоистические частные интересы в парламенте.

Во-вторых, различия в идеологической позиции кандидатов практически не просматривается. Как и на парламентских выборах в России, речь идет не о борьбе цветов, а о борьбе оттенков. Это, с одной стороны, означает, что при любой конфигурации парламента политика Абхазии не изменится. И союз с Россией останется краеугольным камнем внешней политики Абхазии. С другой стороны, очевидно противоречие: на выборах идет ожесточенная борьба (135 кандидатов на 37 мест), а идеологические различия практически нулевые. Объяснить ситуацию можно только одним образом – борьба идет не по идеологическим основаниям.

Эти особенности абхазских выборов – две стороны одной медали. В Абхазии на политической арене борются не политические партии, а элитные группы (кланы), созданные по принципу личных отношений и личной преданности. Партии для них только форма – упаковка, зачастую излишняя, и борьба идет не за возможность повести страну тем или иным путем, а за власть как таковую: кто бы ни получил штурвал, он поведет корабль тем же курсом, но для него важно, чтобы штурвал был в его руках.

Такое положение дел говорит не об ущербности, а молодости, даже детстве политической системы Абхазии. Кланы играют существенную роль в любой политической системе. Но по мере развития они создают регулярную политическую систему – партийную. Так как оказывается, что партийная система не столько ограничивает элиту, сколько защищает её от попыток «не элиты» влиять на политику. Абхазская элита пока не создала замкнутой политической системы, наподобие американской или европейской. Когда элитный круг замкнется, политическая система станет полностью партийной.

Более того, по сути, сегодняшняя абхазская система дает людям гораздо больше возможностей для выдвижения своих кандидатов, чем традиционная партийная – для выдвижения кандидатуры достаточно небольшой инициативной группы.

Но такая система делает борьбу довольно напряженной. В условиях, когда для победы в первом туре нужно набрать 50% голосов плюс один голос, это неизбежно приводит ко второму туру: в 22 из 35 округов будет проходить второй тур. Так что об окончательных результатах выборов говорить пока рано. Хотя большинство экспертов предрекают, что большинство в парламенте получат сторонники действующего президента Хаджимбы.

Дмитрий Журавлев,
директор Института региональных проблем