«Супергубернии» взамен федеральных округов

25.01.2017
Раздел: Публикации

Региональные стратегии уводят полпредства на второй план

Российским регионам не избежать трансформации. Федеральный центр выработал новые подходы к работе с периферией (в первую очередь, они основаны на экономическом принципе). Субъекты неровен час перетасуют внутри федеральных округов, да и действующие полпредства могут не вписаться в предложенную схему региональной политики. Более того, не исключено, что некоторым регионам предстоят референдумы об определении своей самостоятельности. Как будут эти планы реализовываться на практике, пока неясно – вопросов возникает больше, чем ответов. «ФедералПресс» попробовал разобраться, какие регионы могут объединить и что ждет президентских наместников.

Минэкономики активизировалось в поисках инструментов развития

Стратегия пространственного развития РФ до 2030 года пока не подверглась широкому обсуждению. Источник «ФедералПресс» в правительстве одного из регионов признался, что еще до недавнего времени вообще ничего не слышал об этом документе. Другие собеседники агентства в около правительственных кругах утверждают, что стратегия рождалась в недрах Минэкономразвития в закрытых условиях, и на том этапе чиновники предпочитали о ней молчать.

С обнародованием проекта Стратегии стали понятны ее ключевые позиции. Документом предусматривается приоритетное развитие геостратегически важных субъектов. Речь идет о регионах Дальнего Востока, Арктической зоны, Северного Кавказа, Калининградской области, Крыма и Севастополя. Дотироваться регионы будут исходя из их социально-экономической стабильности и способности наращивать собственную доходную массу и самостоятельно развивать экономику.

Макрорегионы будут представлять собой пространственные (конкурентоспособные) структуры, осуществляющие долгосрочные мегапроекты межрегионального сотрудничества, обеспечивающие синергетический эффект от взаимодополняющей реализации перспективной экономической специализации регионов и способствующие встраиванию России в систему мировых хозяйственных связей.

Создание макрорегионов, как писалранее «ФедералПресс», предполагается и новыми Основами госполитики регионального развития. Согласно этому документу, два и более субъектов смогут объединяться на основе общности экономических основ и задач.

Референдумы не за горами?

Глава комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Алексей Диденко заявил, что действительно экономические и административные границы субъектов не соответствуют друг другу, и их нужно пересматривать. Но каким образом, Диденко не уточнил. Он лишь отметил, что в случае юридического присоединения регионов друг к другу, без процедуры всенародного референдума не обойтись. К примеру, более слабый сибирский регион Хакасия вполне может быть присоединен к Алтайскому краю как экономически наиболее стабильному и развитому субъекту, передает слова депутата ИА «Хакасия».

Возможность объединения Ростовской и Волгоградской областей обсуждалась в СМИ весь прошлый год. Эта новость с опасением была воспринята жителями региона, ведь в случае утраты автономности регион потеряет последние шансы на возрождение промышленности. Другие южные субъекты страны пока даже не обсуждают варианты объединения друг с другом, да и считается, что делать этого нельзя.

В Приволжском федеральном округе один из компетентных чиновников сообщил «ФедералПресс», что разговоры об изменении границ даже не ведутся. «У нас же тут свои национальные республики. Любые действия по разделению и объединению могут быть чреваты последствиями», – заметил собеседник.

Вместе с тем, периодически возникают разговоры о введении Пермского края в состав Уральского ФО как наиболее близкого по политической и экономической ситуации региона.

Некоторые политологи высказывают предположения, что с точки зрения макрорегиона, на Урале могли бы получиться как минимум три объединения: «тюменская матрешка» (Тюменская область, ХМАО, ЯНАО), Пермский край и Свердловская область, Челябинская, Курганская и Оренбургская области.

Экономическим макрорегионом могут стать Крым и Севастополь, регионы Северного Кавказа, аграрные регионы центральной России. Пока не понятно, как быть с Калининградом, – самый западный регион страны, вероятно, останется особой экономической зоной.+

«Статус макрорегиона не совсем связан с полпредствами»

Отсутствие четкого понимания того, как два новых документа будут реализованы на практике, даже эксперты пока затрудняются спрогнозировать. Самое главное – отсутствует также понимание роли полпредств и федеральных округов (будут ли они сохранены в существующем виде) в новых условиях.

Как политический инструмент институт полпредства возник в 2000 году. Тогда его создание было совершенно оправдано: в лихие 90-е федеральному центру едва уставалось сдерживать попытки создания «государств в государстве» (достаточно вспомнить идею экс-губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя об Уральской республике), приходилось прилагать немалые усилия для удержания контроля за ситуацией на Кавказе и т.д. Постепенно роль полпредств свелась к надзорным функциям за ситуацией в подконтрольных им регионах в части исполнения федеральных законов, указов президента, за общественно-политической стабильностью в целом.

По мнению председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Валерия Рязанского, «федеральные округа пока не выработали до конца возложенную на них задачу – быть координаторами социально-политической жизни групп регионов». «И потом у нас уже сложилась некая привычная модель самоорганизации в работе: таким образом решаются вопросы, связанные с распределением специфики в ресурсном обеспечении, когда мы понимаем, что Север – это Север, Дальний Восток – это Дальний Восток», — отметил Рязанский.

Сами по себе полпредства, как полагает Валерий Рязанский, вряд ли будут ликвидированы (по крайней мере, в ближайшее время). «Этот вопрос может решить только один человек: человек, под которого эта вертикаль выстроена и которому служит, – это президент станы, – отметил сенатор. – Сегодня эта огромная машина работает. Структуры полпредств не многочисленны, у них нет переизбытка кадров, нельзя сказать, что они ложатся большой нагрузкой на бюджет. Но у них всегда есть возможность вести координацию внутри округа».

Но сложности наверняка будут. Директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов полагает, что статус макрорегиона не совсем связан с полпредствами. «В силу того, что полпредства у нас достаточно волюнтаристски настроены под политические, а не под экономические задачи, то экономический макрорегион не всегда будет совпадать с границами полпредства. Например, Арктика является макрорегионом с точки зрения экономики, с точки зрения полпредств находится на территории четырех [субъектов]», – отметил эксперт.

По словам Добромелова, при воплощении в жизнь «Основ» и стратегии возникнет проблема, связанная с механизмами реализации. «Есть стратегия макрорегионов, у нее должен быть куратор-администратор, координирующий отраслевые госпрограммы по этому макрорегиону. По сути, этот механизм дублирует механизм приоритетных проектов. Получается, что создается параллельно две нормативные базы, которые странным образом дальше должны соединяться и не дублироваться», – отметил политолог.

Генеральный директор Института региональной политики Дмитрий Журавлев, в свою очередь говорит о том, что при создании макрорегионов должны будут выстраиваться определенные экономические отношения внутри округов: «они должны иметь возможность давать льготы, формировать и реализовывать свои окружные проекты». «Сейчас округ – это надзорный орган, который контролирует деятельность избранных губернаторов, у него нет ни своего бюджета, ни своих законов, ничего – это чисто надзорная инстанция, такое вынесенное подразделение управления внутренней политики администрации президента», – отметил Журавлев.

Отсюда – вопрос: могут ли федеральные округа превратиться в супергубернии? Если да, то это повлечет за собой серьезную законодательную работу и создаст лишние проблемы губернаторам, «которым округа и так кажутся излишними».

Вариант с ликвидацией полпредств тоже возможен, считает Дмитрий Журавлев. «Но тогда не понятно, что за зверь – макрорегион, кто обеспечивает его единство. Экономического смысла полпредства сегодня не имеют. Но если ликвидировать полпредства, надо создавать или сохранять на уровне макрорегионов что-то другое. Что – ни в одном из документов не сказано», — заметил Журавлев.

Директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов заметил, что «все проекты, связанные с административно-территориальным изменением, с поглощением регионов, очень затраты и требуют значительной концентрации ресурсов федерального центра». «Существующая система полпредств на среднесрочную перспективу останется неизменной. Учитывая стиль [первого замглавы АП Сергея] Кириенко, сочетающий анализ, неторопливые коррективы, сбор информаций, мне кажется, не стоит торопиться», – сказал Орлов.

Сегодня, как полагают политологи, первоочередным является не столько вопрос о роли полпредств или даже их ликвидации, сколько о том, кто в федеральном правительстве будет отвечать за исполнение документов: механизм не определен до сих пор. Будет ли это Министерство экономического развития как разработчик, или это будет вице-премьер Дмитрий Козак, или другие министерства и ведомства. Пока все эти институты, как считает, к примеру, политолог Григорий Добромелов, «слабо скоординированы между собой».

Источник: ИА «ФедералПресс»