Дмитрий Журавлев : «Инструментарий для обеспечения прозрачности государственных закупок создан, но это только половина дела»

27.01.2016
Раздел: Комментарии

Экономическая ситуация в стране продолжает оставаться сложной, прогнозы на будущее пока оптимизмом не отличаются, правительство изыскивает возможности и способы оптимизации бюджетных расходов. Вполне ожидаемо, что в этих условиях каждая новость о крупной государственной закупке оказывается в центре повышенного внимания. О том, почему обновления автопарка министерств и ведомств все чаще приобретают скандальный оттенок, мы поговорили с генеральным директором Института региональных проблем Дмитрием Журавлевым.

– Правительство ищет способы энергичного сокращения расходов, министерства и ведомства тем временем продолжают объявлять конкурсы, вызывающие, мягко говоря, некоторые вопросы. Из последних примеров – МВД России с закупкой полутора сотен Toyota Camry и Nissan Teana на 250 млн руб., Росстат с все теми же Toyota Camry.

– С каждым конкретным случаем надо разбираться отдельно, могу лишь предположить, что многие закупки уже давно стояли в плане, просто пришло время и так совпало. Надо учитывать, что эта система довольно инертна и на внешние изменения реагирует с некоторой задержкой.

– Почему особый резонанс вызывает именно закупка автомобилей?

– Далеко не всех автомобилей, а скорее, определенных марок в определенных комплектациях и определенными ведомствами. Ведь конкурсы на закупку транспортных средств объявляются едва ли не ежедневно, и речь идет о десятках и тысячах единиц. Вопросы же возникают только тогда, когда не вполне очевидна целесообразность приобретения конкретного автомобиля конкретной государственной структурой или компанией.

– Как, например, недавняя история с закупкой авто представительского класса для проведения сельхозпереписи.

– Это во всех смыслах довольно интересный и показательный прецедент. Хотя бы в силу своей неоднозначности. По своим масштабам Всероссийская сельскохозяйственная перепись лишь немного уступает Всероссийской переписи населения – работу, в том числе организационную, предстоит провести огромную, страна у нас необъятная.

И я вполне могу понять руководителей территориальных органов статистики, которые согласовали закупку именно бизнесовой Toyota Camry с климат-контролем и прочими приятными опциями. Большинство из них – руководителей территориальных органов Росстата – в ближайшие несколько месяцев будут буквально жить в этих авто, ежедневно наматывая сотни километров по подведомственным территориям. То же самое, кстати, касается и внедорожников – с дорогами у нас сами знаете как.

– Но речь идет о довольно дорогих внедорожниках, опять же, бизнес-класса.

– Бизнес-класс – это маркетинговая категория, границы которой довольно условны. Согласно общепринятой классификации, авто до 4,8 метра в длину – это средний класс, с этих же 4,8 метра начинается бизнес-класс. У Toyota Camry, по поводу приобретения которой больше всего претензий и к МВД, и к Росстату, если не ошибаюсь, длина 4,85 метра. То есть, если подходить формально, весь сыр-бор из-за «лишних» 5 сантиметров.

– Ваша ирония понятна, но вопрос в другом: почему нельзя было купить что-то попроще, может быть, даже отечественного производства?

– Я соглашусь, что некоторые опции выглядят избыточными, и этот вопрос хорошо бы переадресовать к ответственным сотрудникам на местах. Но насколько я могу судить, они искали наилучшее соотношение цены, качества, комфорта и надежности в условиях ограничений, налагаемых постановлением правительства № 656. Документом, напомню, с недавних пор установлен запрет на допуск к госзакупкам отдельных видов товаров машиностроения из иностранных государств.

Это к вопросу про «отечественное производство» – практически все закупленные автомобили произведены в России. В этом смысле можно даже сказать, что Росстат поддержал отечественных автопроизводителей. На этом рынке, как вы понимаете, сейчас тоже не очень уютно.

Еще один момент: далеко не все регионы закупали пресловутый бизнес-класс. Приобретались и вазовская продукция, и «Газели», «Логаны», и микроавтобусы. У каждого тероргана Росстата свои уникальные потребности. Где-то ехать недалеко, но по бездорожью, где-то, напротив, дороги сносные, но пространства огромны. С каждым случаем разбираться надо, тут аршином общим особо не измеришь.

Давайте не будем забывать, что после проведения сельхозпереписи эти автомобили не выкинут, не спишут, не продадут – они остаются на балансе территориальных органов статистики и дальше будут использоваться в ходе других статистических исследований, каковых проводится немало.

– Но экономия, насколько можно судить, пока не является приоритетом чиновников, ответственных за расходование государственных средств?

– Применительно к обсуждаемой закупке Росстата и с учетом последних метаморфоз с курсом доллара, тезис спорный. Я бы осторожно предположил, что они успели купить приличные авто за нормальные деньги. Повезет ли теперь так МВД, которое только что объявило аналогичный конкурс, не уверен.

Вообще, колебания курса доллара – это отдельная большая тема. Все тот же Росстат недавно объявлял аукцион на закупку планшетов. Сумма там тоже была немаленькая, но он так и не состоялся – никто не вышел: устройств нужно много, их цена привязана к курсу доллара, все боятся, ждут. Скорее всего, будут объявлять снова, ведь если планшеты не закупить сейчас, Росстату придется печатать дополнительно переписные листы, нанимать переписчиков и так далее.

– Если говорить о перспективе, как вы считаете, когда чиновники при размещении заказа будут ориентироваться не только на свой комфорт, но и на текущую экономическую ситуацию?

– Нам удалось достичь высочайшего уровня прозрачности системы государственных закупок. Для этого создан весь необходимый инструментарий, но это только половина дела. Разруха, как писал классик, – она в головах. Еще не все ответственные лица, к сожалению, осознали глубину произошедших изменений. И в этом смысле такого рода истории скорее полезны, поскольку преподносят хороший урок, заставляют на местах динамичнее переосмысливать подход к расходованию бюджетных средств. Я думаю, «вставки под дерево» и «трехзонные климат-контроли» в конкурсной документации уже в ближайшее время станут большой редкостью.

Беседовал Евгений Трофимов

http://havearight.ru/?p=89