Зачем нас стригут?

30.12.2015
Раздел: Публикации

Сперва разберёмся, что такое правительство России. Это… Минфин. Правильность этого утверждения подтверждается стенограммой заседания, которую очень быстро убрали с официального сайта правительства. Оно было посвящено развитию Дальнего Востока. Сначала все согласились с программой, в том числе премьер-министр. Но, когда слово дали министру финансов Силуанову, тот сказал примерно следующее: «Всё хорошо, но денег не дам».

В теории должно быть равновесие экономических властей: Минфин должен заниматься наполнением бюджета, а Минэкономразвития должно следить за тем, чтобы этот процесс не привёл к уничтожению экономики, иначе назавтра выяснится, что стричь уже некого. У нас это равновесие нарушено ещё с советских времён -Минфин в СССР был сильнее Госплана.

Поэтому в экономике торжествовала «школа Минфина», всех экономистов в вузах делали бухгалтерами. В 90-е финансовый стиль мышления только усилился. В результате министр экономразвития Улюкаев мыслит так же, как Силуанов. Для них экономика — это финансы: сошёлся бюджет — и славно. Эксперты заявляют, что производство рушится, а министерства считают деньги в казне и говорят: нет, наоборот, достигнута стабилизация. Удалось больше выжать из страны для бюджета — это хорошо. А то, что после этого слабенькие ростки бизнеса загнулись, неважно. В итоге возникает очень богатая страна очень бедного населения, в которой за всё платит народ.

Реакция бизнеса и населения на всё это предсказуема — люди будут искать любой способ, как не заплатить государству. Реакция «коллективного Минфина» тоже известна — он будет проталкивать жестокие наказания за неуплату налогов и сборов. Другое дело, что всё будет по-российски — когда суровость законов уравновешивается необязательностью их исполнения. Потому что губернаторам и главам районов тоже жить хочется. Что бизнесмены и криминалитет сделают с руководителями местных органов власти, если они будут чётко выполнять указания Минфина? Вспомните красногорского стрелка.

И центральные власти местным тут не помогут. Ведь, чтобы проводить экономические эксперименты над населением, нужно иметь советский аппарат ВЧК-НКВД. И хватать целые группы бизнесменов, чтобы никто не чувствовал себя в безопасности. Пойдут ли на это нынешние органы, притом что их дети в таком случае могут потерять тёплые места в том самом бизнесе, который нужно будет прессовать, а сами они лишатся «спонсорских» денег?

Дмитрий Журавлёв, гендиректор Института региональных проблем