Дмитрий Журавлев на «РЕН ТВ» о продуктовом эмбарго

26.10.2015
Раздел: Комментарии

В: На этой неделе прошло заседание Госсовета по вопросам развития рыбной отрасли. Путин спрашивает там: «Вот в 2007 году вы мне сказали: «Сейчас мы введем справедливые квоты на вылов, и все будет хорошо»». Но за последние 5 лет уровень прибрежного рыболовства снизился на 10%.

(19 октября 2015 г.)

ВЛАДИМИР ПУТИН (ПРЕЗИДЕНТ РФ): Три четверти отечественного морского рыболовства базируется на российских биоресурсах. И в целом по объему добычи Россия устойчиво занимает в последние годы 5-6 место в мире. Но на российских прилавках по-прежнему преобладает импортный и достаточно дорогой товар да еще и не всегда хорошего качества, а то и вовсе искусственного происхождения.

В: И правда странно. Дни бегут за днями, недели за неделями, одни министры сменяют других, но рыба никак не может доплыть до прилавков. Квоты не те, вагонов-рефрижераторов не хватает, тарифы на перевозки высоковаты. Россия, она, конечно, очень большая и инновационная страна, однако и в ней находятся люди, которые не менее сложные вопросы могут решить быстро и на вполне законных основаниях, только они сидят не в Правительстве. Я говорю о контрабандистах.

(заставка)

В: Наш корреспондент Станислав Бердвальд с удивлением обнаружил, что в России уже налажены легальные поставки санкционных продуктов в довольно крупных масштабах, причем по легальным схемам. Сложные вопросы логистики, похожие на те, которые Правительство не может решить несколько лет, отдельные граждане решают за несколько недель. Но почему тогда они не сидят в министерствах? Толковые люди, между прочим.

(сюжет)

КОР: Еще во временя сухого закона, когда в пятницу вечером полстраны все равно ходило пошатываясь, было ясно: русскому человеку что не запрети, он выкрутится и сделает по-своему. Так в истории с санкционной едой. Черный список продуктов, ограниченных к ввозу в России в ответ на западные санкции, существует, ведь если есть спрос, то есть и предложение. Мы провели собственное расследование и узнали, как запрещенная к ввозу еда оказывается в России. Приятного аппетита.

Ранее утро, Санкт-Петербург.

МУЖЧИНА1: …(неразборчивая речь) …

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Да мы что-нибудь купить.

КОР: Белый микроавтобус забит до отказа, желающих прокатиться в Финляндию хоть отбавляй. Небольшие пограничные формальности и — вот она, мечта гурмана без санкционных ограничений.

От российской границы мы проехали ровно 10 км. Первый крупный супермаркет. Здесь нас высаживают, дают 1 час 15 минут. За это время мы должны закупить все, что нашей душе угодно, в основном это, конечно, санкционные товары. У нас немного времени, поэтому сейчас быстренько закупаемся и через 1:15 разворот — и на родину. Именно так выглядит одна из незамысловатых схем попадания санкционки на прилавки небольших магазинов в России. Челноки в неделю совершают порой по 5-6 подобных гастрорейдов. Один человек — 5-10 кг еды.

Итак, микроавтобус, груженый пассажирами, пресекает финскую границу каждый день примерно в 9.30. Пока туристы опустошают полки финских супермаркетов, водитель закупает, например, автопокрышки — примерно по 2 штуки на пассажира. Далее каждому туристу выдается подробная легенда для таможенников, мол, резину везу себе или, например, брату. На таможне все проходит без проблем, потому что ничего противозаконного ни воитель, ни пассажиры формально не совершили. И вот примерно в 7 вечера маршрутка возвращается обратно в Петербург. В итоге каждый при своем: у водителя шины без оплаты таможенной пошлины, у пассажиров по 5 кило санкционки. По факту, конечно, везут больше. Десятки таких бесплатных антикризисных автобусов ежедневно курсируют по маршруту «Петербург — финская граница — Петербург». По мнению экспертов, именно по такой схеме в Россию еженедельно поступают тонны запрещенных к продаже продуктов питания.

Можно и вообще никуда не ездить. Несколько кликов мышкой — и санкционка уже на следующий день с доставкой прямо на дом.

ПЕТР ШАРАПОВ (МЕНЕДЖЕР ПО РАЗВИТИЮ КОМПАНИИ ПО ДОСТАВКЕ ТОВАРОВ ИЗ ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИНОВ США): На самом деле существует абсолютно легальная возможность завоза санкционных продуктов, просто про нее как бы никто не знал.

КОР: И уже нашлись умельцы, которые досконально изучили законодательство и поняли — на продуктовом эмбарго можно неплохо заработать. Москвич Петр Шарапов живет в Майями, его продуктовый склад в Филадельфии, а главный потребитель на родине, куда ежедневно отправляют сотни коробок с запрещенной едой.

ПЕТР ШАРАПОВ (МЕНЕДЖЕР ПО РАЗВИТИЮ КОМПАНИИ ПО ДОСТАВКЕ ТОВАРОВ ИЗ ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИНОВ США): Наш таможенный брокер, он заключает с вами договор аферты. Да? По этому договору аферты он… вы уполномочиваете таможенного брокера представлять ваши интересы на таможне.

КОР: Таким образом для личного пользования, но без личного присутствия на границе санкционка оказывается у вас на столе. Несомненно, это дороже, но лучше уж так, чем совсем никак.

Маленькая Италия в самом центре столицы.

— А это вот грана падано, да?

ЖЕНЩИНА: Да.

КОР: В небольшом полуподвальном помещении настоящий гастрономический рай. Ароматная горгонзола, легендарный Биробиджан, ориджано, и знаменитый проволоне радует глаз и кошелек, а мясо — просто мечта гурмана.

— Ну а страна какая?

ЖЕНЩИНА: Это итальянские…

КОР: А, тоже итальянское, все Италия….

ЖЕНЩИНА: У нас нет ничего не итальянского.

КОР: Ведь продают без зазрения совести, потому что и здесь по закону не придраться — все схвачено, комар носа не подточит. По нашей легенде, мы планируем открыть небольшой гастропаб в столице. Директор магазина Дмитрий и его партнеры обещают помочь нам, обеспечив санкционными продуктами из самой Италии.

МУЖЧИНА2: Поставки постоянные, то есть не получится, что в какой-то момент… Ни в чем нет вопросов, ни в чем нет перебоев. Все постоянно, нормально, как всегда. Вопрос цены только и все, типа самого идеального соотношения цена/качество. Можете себе ассортимент набрать.

КОР: И главное — никакой контрабанды, потому что рисковать смысла нет, — все уже легализовано в соседнем государстве.

МУЖЧИНА2: Экспериментировать? Никакой контрабанды. Зачем? Зачем это нужно? Контрабандой лучше не заниматься.

КОР: Испанский хамон, полюбившийся сыр с плесенью и многие другие продукты, которые в ответ на санкции запретила ввозить в страну, попадают к нам по незамысловатым схемам — через Ленинградскую область, Владивосток и Находку, а также через дружественные страны Белоруссию, Казахстан и не очень дружественную Украину.

АНДРЕЙ БЕЛЬЯНИНОВ (РУКОВОДИТЕЛЬ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ТАМОЖЕННОЙ СЛУЖБЫ РФ): А вы уверены, что это вина таможни? Давайте пойдем в эти магазины и спросим, у нас такая возможность есть. У нас есть такая функция, называется «Контроль после выпуска товаров». Дайте адреса, мы придем и спросим.

ДМИТРИЙ ЖУРАВЛЕВ (ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ): Вы понимаете, российская граница вот новая, она напоминает границы страны дураков, потому что есть ворота, в воротах охранник, а забора нет, понимаете? Поэтому очень легко здесь обойти санкции.

(заставка)

АЛЕКСАНДР РАППОПОРТ (РЕСТОРАТОР): Мне кажется, лично мне, что вкуснее чем, там не знаю, российского карбоната или шейки вряд ли в любой Германии или, не знаю, в любом другом месте, которое кичиться своими деликатесами, какими на мой вкус, я никогда найти не мог.

КОР: Известный юрист и не менее известный ресторатор Александр Раппопорт уверяет: в России есть продукты, не уступающие санкционным аналогам. Заменить весь импорт, конечно, невозможно, это факт, но ведь даже с тем, что можем и сами произвести, не справляемся. Логистика хромает, бюрократия душит.

АЛЕКСАНДР РАППОПОРТ (РЕСТОРАТОР): Получить продукты с Дальнего Востока из Мурманской или из Архангельска значительно сложнее, причем, я не преувеличиваю, чем получить его из Аддис-Абебы или Тель-Авива. И это, конечно, полный бред.

КОР: То, что ситуация, сложившаяся в логистике, абсурдна и противоречит здравому смыслу, стало понятно уже на самом высоком уровне. В минувший понедельник этот вопрос поднял и Президент России — на Госсовете говорили о проблемах рыбной отрасли.

(19 октября 2015 г.)

ВЛАДИМИР ПУТИН (ПРЕЗИДЕНТ РФ): Нам нужны современные прибрежные инфраструктуры, перерабатывающие предприятия и эффективная логистика, и, конечно же, высокотехнологичный рыбопромысловый флот. Сегодня же мы значительно отстаем по всем этим позициям от наших конкурентов. Предприятия переработки, склады, оптово-распределительные центры, транспортная логистика развиваются крайне медленно.

КОР: Астраханский фермер Ирина Полякова о проблемах сохранности урожая знает не понаслышке — сама год назад чуть не потеряла все. Негде было хранить, не на чем увозить в крупные торговые сети и на переработку. Вообще все сельское хозяйство области было на грани банкротства.

ИРИНА ПОЛЯКОВА (ДИРЕКТОР СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ КОМПАНИИ АХТУБИНСКОГО РАЙОНА АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ): Из-за того, что фермеры, фермерские хозяйства не успевали продавать свой урожай в сезон, они были вынуждены продавать его по заниженным ценам. Часть продукции оставалась либо в поле, либо была продана за копейки.

КОР: О создании логистических центров сельхозпродукции неделю назад говорил и профильный министр Ткачев. В следующем году на их строительство хотят потратить 5 миллиардов рублей. Но это пока только планы, а в суровой реальности астраханские фермеры уже сами объединились в кооператив, взяли кредиты и построили один из таких распределительных центров с холодильниками и развитой логистической системой. Они хотят накормить всю Центральную Россию, а может быть, и всю страну.

ИРИНА ПОЛЯКОВА (ДИРЕКТОР СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ КОМПАНИИ АХТУБИНСКОГО РАЙОНА АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ): Благодаря тому, что у нас есть распределительный центр и база для хранения также, мы имеем возможность заключать долгосрочные контракты. Мы предлагаем стабильные предложения и можем работать фактически круглый год.

КОР: Ирина Полякова и ее коллеги из Ахтубинска готовы завалить своей продукцией прилавки любого российского супермаркета. В отличие от Минсельхоза, где пока только планируют, фермеры уже на деле, а не на словах воплощают эти планы в жизнь. Так может, многочисленной команде целого министерства стоит поучиться у таких бизнесменов, как Полякова, или у русского американца Шарапова из Майами, а то и вовсе у питерских челноков с санкционкой наперевес? Совершенно очевидно, что у них пока получается гораздо лучше.

Станислав Бернвальд, Анна Львова, Михаил Белов, «РЕН ТВ».