Казахстан отпустил тенге в «свободное плавание»

30.08.2015
Раздел: Публикации

На прошлой неделе власти Казахстана объявили об отмене валютного коридора и переходе казахстанского тенге к свободно плавающему курсу. В результате тенге сразу же подешевел по отношению к доллару примерно на треть. До этого Казахстан оставался единственной страной в СНГ, где курс валюты был максимально устойчивым. Переход к плавающему курсу связан с девальвацией рубля и юаня, а также падением цен на нефть на мировом рынке.

Для Казахстана решение правительства о переходе на новую экономическую политику не стало такой уж неожиданностью. Еще в конце прошлого года президент Нурсултан Назарбаев предупредил о возможных трудностях, которые может преподнести Казахстану ситуация на мировом рынке. «Будет меняться архитектура мира. Достойно пройти этот сложный этап смогут не все государства. Этот рубеж перейдут только сильные, сплоченные народы и страны», – заверил Назарбаев. Тогда же глава государства распорядился распечатать Национальный фонд, планируя в ближайшие два года израсходовать до 3 млрд долларов на развитие экономики, а именно транспортной, энергетической, банковской сфер, малого и среднего бизнеса. Назарбаев предложил перенастройку экономики с упором на развитие инфраструктуры.

Решение оказалось эффективным. Курс национальной валюты удавалось твердо удерживать. В первом полугодии 2015 года Казахстан обогнал Россию по долее ВВП на душу населения. По прогнозам, до конца нынешнего года страна должна была укрепить свои позиции. Однако из-за низких цен на нефть и спада экономики России и Китая, Казахстан начал снижать экспорт металлов и металлопродукции, что отрицательно сказалось на макроэкономических показателях. По оценке МВФ, на долю России приходится около 8% казахстанского экспорта и около трети – импорта. Как указывают аналитики МВФ, снижение темпов роста российской экономики приводит к снижению темпов прироста ВВП Казахстана. Чтобы избежать рецессии, Казахстан должен провести девальвацию тенге, утверждали тогда аналитики Banr of America (BofA) Merril Lynch.

В начале нынешнего года председатель Национальной палаты предпринимателей Казахстана Аблай Мырзахметов потребовал защитить казахстанский бизнес от негативных последствий падения российского рубля. Однако правительство ограничилось стимулирующими мерами, поскольку расчеты велись, исходя из цены на нефть 60 долларов за баррель. Этот уровень позволил властям обоснованно обещать гражданам, что резкой девальвации тенге не будет. Но когда стоимость нефти упала до 46 долларов, стало очевидным, что в такой ситуации удержание курса тенге окажется не просто затратным, но даже разрушительным для экономики. И власти оперативно отреагировали на суровую мировую реальность — отпустили тенге в свободное плавание.

Президент Назарбаев выступил по национальному телевидению с разъяснением. Он, ссылаясь на среднесрочные прогнозы мировых цен на нефть, согласно которым баррель будет стоить не больше 30-40 долларов, дал поручение своему правительству и Нацбанку принять «эффективные упреждающие меры по обеспечению сбалансированной бюджетной и монетарной политики». Глава государства считает, что низкие цены на нефть и металлы могут сохраниться в течение пяти лет. Доступ развивающихся стран к инвестициям и капиталу становится все более ограниченным, а спрос на казахстанскую продукцию на ее основных рынках сбыта – в России и Китае – слабеет. Он предложил установить мораторий на «различные инициативы до 2018 года» и призвал отечественных экспортеров помочь правительству и не держать иностранную валюту за рубежом.

Впрочем, крупный бизнес положительно оценил девальвацию тенге. По мнению влиятельного казахстанского бизнесмена Александр Машкевича, владеющего крупными активами в металлургической отрасли, многих стран переход к свободно плавающему курсу тенге является спасением для производителей, так как повысит конкурентоспособность местных товаров и услуг. «Мне бы хотелось сказать не о моем предприятии (Eurasian Resources Group,), не об экспортерах. Я считаю, это спасение сегодня для экономики Казахстана, для малого и среднего бизнеса, для пищевой промышленности, для машиностроения. Это просто спасение, потому что все должны жить в конкурентной среде», – сказал Машкевич Интерфаксу. По его словам, «сегодня казахстанский бизнес может одинаково конкурировать, если в Австралии на 40% девальвация, реал в Бразилии – на 50% снизился, в Турции, Китае, РФ». «Мы очень благодарны, что нас поставили в одно конкурентное поле», – сказал бизнесмен, добавив, что курс определит сама экономика. Он также заверил, что компания гарантирует сохранение рабочих мест и заработной платы. После установления нового обменного курса акции казахстанских компаний-экспортеров отреагировали ростом: акции KAZ Minerals выросли на 14%, «Казмунайгаза» – на 8%.

Главная головная боль казахстанского правительства сегодня – это, пожалуй, социально уязвимые слои населения. Правительство обещало этой категории всемерную поддержку. А все граждане, имеющие срочные депозиты в тенге, могут рассчитывать на компенсацию курсовой разницы. Помимо этого, Нурсултан Назарбаев обязал местные администрации препятствовать спекулятивным проявлениям во всех сферах и строго контролировать цены на продукты первой необходимости во избежание их искусственного завышения.

Впрочем, ситуация в Казахстане, по оценке большинства экспертов, далеко не критическая. Азиатский банк развития обещает предоставить Астане кредит в размере 1 млрд долларов. «Эти средства позволят стране сгладить неожиданные и в значительной степени негативные последствия от снижения мировых цен на нефть и замедления экономик в соседних странах», – говорится в сообщении пресс-службы банка.

Премьер-министр Казахстана Карим Масимов на брифинге подтвердил, что правительство давно готовилось к осуществлению новой экономической политики, в частности, введению свободно плавающего курса тенге. По его словам, альтернативой девальвации могли стать только активные валютные интервенции, в частности из Нацфонда Казахстана, но правительство не хочет трогать резервы — худшие времена могут быть еще впереди. «Мы долго к этому готовились, изучали опыт других стран и смотрели на тот бенчмарк, на то направление тех стран, которые мы считаем наиболее подходящими для структуры экономики», – сказал Масимов. По его словам, Казахстан ориентируется на опыт Австралии и Канады. «По структуре экономики мы свою политику будем ориентировать в направлении этих двух стран. Они похожи на нас, они на более высоком уровне развития находятся, и мы будем свою политику строить беря во внимание опыт этих стран», – отметил премьер.

По словам Масимова, правительство решило ограничиться изъятием из Национального фонда 8 млрд долларов для текущего бюджета и еще 3 млрд долларов для инфраструктурной программы «Нурлы жол» («Светлый путь»). Эксперты отмечают, что Казахстан – единственное государство на постсоветском пространстве, которое имеет развернутый план долгосрочного развития. Это стратегическое планирование выгодно отличает Казахстан от других стран, переживших «постсоветский транзит». В частности, Казахстан изначально разработал программы развития: «Стратегический план развития до 2020 года», «Казахстан – 2030» и «Стратегия развития Казахстана до 2050 года», а также программы форсированного развития Казахстана и «30 корпоративных лидеров Казахстана».

Феликс Песков, эксперт Института Региональных Проблем