Терроризм, миграция, культура и религия

20.04.2011
Раздел: Публикации

Некоторые мысли по поводу интервью полпреда президента на Северном Кавказе Александра Хлопонина.

12 апреля полпред президента на Северном Кавказе, вице-премьер российского правительства Александр Хлопонин дал интервью «Газете.Ru» и «Кавказскому узлу».
Это интервью практически является презентацией программы действий Хлопонина на Северном Кавказе. Это большой документ, посвященный целому ряду важнейших, связанных друг с другом вопросов. Чтобы не утонуть в материале, мы не будем касаться вопросов привлечения инвестиций, развития экономики, то есть тех вопросов, пути решения которых трудны, но очевидны. Сосредоточимся на том, что очевидным совсем не является, а как раз вызывает в обществе большие споры.
И главный вопрос – это вопрос миграции. Хлопонин проводит логическую цепочку: что бы поднять экономику региона нужно привлечь инвестиции, чтобы привлечь инвестиции нужно победить или ослабить терроризм, чтобы победить терроризм необходимо решить социальные проблемы Северного Кавказа. А самая острая из этих проблем – массовая безработица. В условиях высокой рождаемости и бедности региона есть только один путь решения – миграция. Но вот вопросы – куда и как мигрировать. И Полпред находит на них разумные ответы. Он понимает, что просто массовый выезд кавказцев в Россию ни к чему кроме конфликтов не приведет. Поэтому он предлагает организовано вывозить излишки рабочей силы на сибирские предприятия, где люди смогут пройти подготовку по рабочим специальностям, а затем получить по ним работу. Само по себе это великолепное предложение. Мы неоднократно говорили, что России сегодня необходима миграция, но именно миграция квалифицированных работников или людей, способных и готовых получить эту квалификацию. Наконец-то крупный государственный деятель сказал практически то же самое. В принципе если подобную программу удалось бы осуществить, это принесло бы огромную пользу и России, и Кавказу.
Но тут-то и возникают проблемы. Как показывает опыт Европы, главная проблема в трудоустройстве мигрантов – это не предоставление им работы, а наличие желания у мигрантов трудиться на предоставленном месте. У выходцев с Северного Кавказа такая проблема тоже возникнет. И дело не только в том, что людям, привыкшим к сельскохозяйственному труду, трудно будет адаптироваться к высокотехнологичному промышленному труду. Такая трудность, конечно, есть, но как показывает опыт советской индустриализации, она преодолима. Дело в том что за период войны на Кавказе выросло поколение городской молодежи, у которой никогда не было регулярной работы, а значит и привычки к регулярному труду. Для них труд является не основой жизни, а скорее повинностью. Этим людям будет трудно захотеть получить работу, да ещё вдалеке от дома. (Мы хотим, чтобы нас поняли правильно. Мы не в чем этих людей не обвиняем. А лишь говорим, что из-за войны у них сформировалась своеобразная культура. Кстати, она очень похожа на культуру бедных районов западных мегаполисов, где живут потомственные безработные). Но это уже проблема культуры.
Хлопонин, хоть и не так жестко, но говорит об этом. «Самый важный вопрос — надо делать народы конкурентоспособными. Потому что если — будь-то дагестанец, или чеченец, или кто угодно еще — не конкурентоспособен, он начинает уходить в этнические фобии, он начинает зажимать себя в это пространство малых народов, малых национальностей, отстаивать свою идентичность в абсолютно другом поле» — говорит он. И ищет решение вопроса. Хлопонин говорит о том, что нужно интегрировать традиционную культуру и современность. Но не до конца понятно, как это сделать. Причем подозреваем, что не до конца понятно не только северокавказскому Полпреду. Слишком сложна задача. Для того, чтобы внести в общество систему ценностей, необходимо иметь институты моральных авторитетов. Сегодня на Кавказе таким авторитетом является ислам. А вот насколько он готов к такой интеграции – это вопрос. Религия основана на традиции и ей в принципе не просто вести к любой модернизации. Кроме того, за «модернизацию» ислама очень часто выступают те, кто на самом деле хочет радикализации ислама. А давление на кавказских муфтиев с этой стороны – огромное. Давление это осуществляется через вернувшихся с учебы из исламских государств молодых кавказцев. Кстати, Хлопонин это понимает и снова предлагает решение. «Мы выработаем политику в отношении тех ребят, которые уезжают за пределы Кавказа, получают образование. Мы хотим понять, кем они возвращаются из Пакистана, Саудовской Аравии, какие у них принципы, философия жизни, что они привносят сюда. Надо подключать консульские службы, смотреть, где ребята учатся, в каких университетах, иметь список этих ребят» – говорит он. Как и в случае с организованной миграцией идея абсолютно верная. Верная для первого шага. Мало регистрировать приехавших, мало даже работать с ними, необходимо готовить своих российских специалистов. (Но это тема отдельной работы).
В целом, об интервью можно сказать следующее. Хлопонин правильно определил многие проблемы. Более того, он нашел эффективное их решение, которые до него на таком уровне не звучали. Но те проблемы, решения которых он нашел, базируются на основе более глубинных проблем. А вот ими он, похоже, не заниматься. Но именно они могут превратить его эффективные решения в просто эффектные.