Сибиряки – кто они?

12.04.2011
Раздел: Публикации

Недавно прошедший в «РИА-Новости» круглый стол, на котором обсуждались первичные результаты переписи, вызвал массовые отклики в СМИ. Наверное, только выступление президента и премьера вызывают столь же массовые отклики. Но есть нечто более интересное, чем даже количество публикаций. Это та тема, которая вызвала большее число статей и сюжетов. Не было бы неожиданностью, если бы все обсуждали уменьшение численности населения – вымирание страны. Что может быть важнее. Так нет. Главной темой оказалась тема «сибиряков». Появление в графе национальность записи «сибиряк» трактуется некоторыми «знатоками» как факт государственного признания отдельной сибирской национальности, признак скорого отделения Сибири от России и, в конечном счете, развала страны.

Но эти страхи, растиражированные СМИ, говорят в действительности об элементарном незнании «знатоками» предмета, о котором они говорят. Если бы дело касалось советской переписи, то страхи «знатоков» имели бы под собой хоть какое-то основание. В то время действительно существовал официальный список национальностей. И в ходе переписи гражданин мог отнести себя лишь только к одной из национальностей из этого списка. В таких условиях наличие в списке была формой легитимации национальности – официального признания властью факта её существования. (Кстати, исходил он от органа власти – был государственным документом. И я помню, какие эмоции бушевали вокруг включения того или иного народа в список). Действительно, если бы тогда национальность «сибиряк» появилась бы в списке, это могло бы стать поводом для признания сибиряков народом со всем последствиями. Российская перепись построена на других принципах. Главная задача переписи — описать не только объективную ситуацию, как делала советская перепись, но и субъективное восприятие этой ситуации. Поэтому при ответе на вопрос о национальности человек абсолютно свободен, и не ограничен никакими списками. Фиксируется не национальность, а самоназвание человека. Естественно фиксация самоназваний не имеет правовых последствий. Поэтому наличие у нас «сибиряков» не более опасно для целостности страны, чем наличие эльфов или гоблинов. Никто ведь не собирается создавать гоблинское королевство, или организовывать республику хоббитов. Если же уйти от административного деления и говорить о чисто этнической стороне дела, то наличие нескольких самоназваний в рамках одного народа не приводит к разделению народа на несколько. Наличие у армянского народа шести самоназваний не делают его менее сплоченным.

Но это действительно так, то опасности нет. Но зато возникает ряд вопросов.

Вопрос первый: если список никого не ограничивает, то зачем он нужен? Дело в том, что главным инструментом обработки современной переписи является компьютер. И данный список необходим для компьютерной программы.
Вопрос второй: если субъективный фактор в переписи столь велик, то возможно ли при помощи переписи разглядеть объективную картину? Да, возможно. Дело в том, что при обработке результатов переписи работает целый ряд механизмов, позволяющих очистить объективную картину от субъективных наслоений. Во-первых, например, это закон больших чисел. Слишком маленькие показатели по любой графе попадают в разряд «прочие». Во-вторых, это комплексность переписи. Многие вопросы переписи взаимосвязаны. И сравнение ответов на одни вопросы с ответами на другие позволяет вычленить объективную картину. Наиболее ярко это видно как раз на вопросе о национальности. Человек может причислить себя к любой национальности, но он также отвечает на вопрос о родном языке. И если он говорит, что его родной язык русский, то объективно он признает себя русским, а не «хоббитом» и даже не «сибиряком».
Вопрос третий: а зачем нужен этот субъективизм, если от него нужно потом нужно очищать объективную картину? Знание восприятие людьми себя и страны ни менее полезно, чем знание объективной картины. В таком субъективном восприятии как на рентгеновском снимке проявляются процессы и проблемы, которые на объективной поверхности ещё не видны. То же появление «сибиряков» означает, что часть населения Сибири перестали воспринимать себя как часть России, а воспринимают себя как жители Сибири. И это для меня, как человека занимающегося регионами, очень тревожно. Но виновата в этом не перепись, а та экономическая политика, в результате которой жизнь наших граждан за Уралом в большей степени связана с Китаем и Японией, чем с европейской Россией. А перепись, фиксируя это, не создает проблему, а предупреждает нас об опасности.